Александр Васильевич Белобратов

Биография

Александр Васильевич Белобратов (род. 1951) - литературовед-германист, кандидат филологических наук, доцент филологического факультета Санкт-Петербургского государственного университета. Переводчик с немецкого.

Область научных интересов: немецкоязычная литература XIX – ХХ веков, история и теория западного романа, сравнительная германистика, история науки. Читаемые общие курсы: "История зарубежных литератур: XIX век", "История немецкоязычной литературы первой половины ХХ века", "Современная немецкоязычная литература (Австрия)", "Австрийский роман первой половины ХХ века". Спецкурсы: "Западноевропейский роман: история и теория", "Проза немецкого романтизма.", "Литературная топика", "Теория литературы: Роды и жанры" (часть общего спецкурса).
Президент Российского союза германистов, член Австрийского общества германистов, Международного общества Роберта Музиля, Общества Юры Зойфера, Международного общества Александра Лернета-Холениа, совета Фонда Томаса Бернхарда, Международного научного совета журнала «Ваймарер Байтреге» (Вена, Берлин). Общественный директор Австрийской библиотеки. Руководитель аспирантского семинара по методологии.
Специалист по творчеству Р. Музиля (кандидатская диссертация «Личность и общество в романе Роберта Музиля «Человек без свойств», 1985), Ф. Кафки и др. Автор свыше 60 публикаций.

Переводы




Сортировать по: Показывать:
Вне серий

Редактор

Вне серий

Составитель

Вне серий

Переводчик

Вне серий
Вне серий
Похоть [Lust ru] 426K, 176 с. - Елинек
Эссе 320K, 143 с. (пер. Карельский, ...) - Музиль

Автор

Сборники

Переводчик

Сборники


RSS

sibkron про Менассе: Страна без свойств [эссе об австрийском самосознании] [Das Land Ohne Eigenschaften: Essay zur österreichischen Identität ru] (Современная проза, История, Эссе, очерк, этюд, набросок) 16 04
"Страна без свойств" - эссе интереснейшего австрийского автора, конечно, же с явной отсылкой к Роберту Музилю.
Для всех интересующихся австрийской культурой второй половины XX века, да и современной тоже, обязательно к чтению (вкупе со статьями Эльфриды Елинек). Проблемы денацификации, австрийской идентичности, антипровинциализма, размытого политического устройства актуальны и для современной Австрии.
Автор в ненапрягающей манере рассказывает о политическом устройстве страны, о сложностях, которые выпали на долю двух поколений. Первое - то, что прошло две войны, распад Габсбургской империи и четыре смены правительств, в том числе в составе Третьего Рейха. Второе - послевоенное - эмиграция, денацификация, восстановление разрухи, восстановление независимости и поиск национальной идентичности.

sibkron про Елинек: Смысл безразличен. Тело бесцельно. Эссе и речи о литературе, искусстве, театре, моде и о себе [Авторский сборник] [Sinn egal. Korper zwecklos: Essays und Reden: Literatur, Kunst, Threater, Mode und Biographie ru] (Публицистика, Критика) 28 10
Основательная подборка эссеистики и речей Эльфриды Елинек.
Спектр проблем довольно широк: от отношения с собакой до масштабных проблем вины за нацистские преступления и новой волны национализма. Кратко об основном.
1. Вина за нацистские преступления. Как оказалось, австрийцы довольно долго не хотели признавать свою вину, аж до 1991 года. Процесс этот происходил довольно болезненно. Авторов, говорящих об этом пытались исключать из мейнстрима (середина 80-х):
Дело в том, что в Австрии критически мыслящим художникам не просто «рекомендована» эмиграция — их просто-напросто изгоняют: уж в чем в чем, а в этом мы, австрийцы, всегда проявляли усердие и обстоятельность.

2. Неонационализм. Австрийцы идеализировали своё прошлое. Можно провести параллель с нашим обществом, где проблема идеализации сталинизма стоит особенно остро.
А кто эти злые дяденьки? Собралось их четырнадцать, окружили нашу милую страну, такую музыкальную, давшую миру замечательные произведения, вот хоть эту чудесную оперетту, — неужели они будут бранить ее? И не захотят с нею выпить, вкусно поесть? В самом деле? Да кто они такие, эти четырнадцать европейцев? Неужели они не понимают, что таких приветливых людей, как мы, нельзя наказать, по той простой причине, что мы этого не заслужили? (Некоторые из наших новых политиков вполне серьезно заявляют, что столь прекрасную страну нельзя наказывать, что она, напротив, достойна лишь всяческих похвал хотя бы за приятную наружность.)
(отсылка к ситуации 2000 г., когда Европейский союз (в который тогда входило, не считая Австрии, 14 стран) выдвинул решение о политическом бойкоте и экономических санкциях после того, как радикальная националистическая Свободная австрийская партия вышла на второе место на выборах и в коалиции с Народной партией получила половину министерских портфелей)

Мы, конечно, ещё до такого не дошли, но процесс идеализации идёт быстрыми темпами.
3. Феминизм. Конечно, как же без этого. Но Елинек интересует внутренняя проблема. Овеществление женской сущности, проблема сексизма, насилия и обладания. Причем рассматривает с несколько неприятных сторон. Судя по статьям, тематически более всего подходит роман "Похоть", где проблемы поставлены особо жёстко.
4. Проблема культуры и литературы. Как в России эпохой советской цензуры, в Австрии нацистской - прервана была связь модернизма с новой литературой. Литература и язык попали в гетто провинциализма и бедного языка. Одним из тех, кто переломил ситуацию, была "Венская группа" в 50-х. Авторы работали с языком и оказались связующим звеном между литературой модернизма и новейшей литературой. В статьях указывается цепочка: "Венская группа" - Томас Бернхард - Герт Йонке. Видимо, одна из цепочек эволюции литературы Австрии, которая позволила выйти из гетто провинциализма.
5. Драматургия. Уместнее всего процитировать самого автора:
Я уверена, что мои пьесы для русского читателя будут очень непривычны. Тут большую роль играет мастерство великих русских драматургов XIX века, вызывающее у меня почтительную робость. Их метод основывался на отборе, на умолчании, на подтексте, на намеке (сегодня, пожалуй, так работает Йон Фоссе, следующий традициям Ибсена). У меня все совершенно иначе. У меня никто никогда не молчит. Каждая щель заполняется говорением. Мои персонажи не боятся ничего, кроме молчания. И когда они вдруг замолкают, они перестают существовать. Иногда даже я сама забываю о некоторых своих персонажах на сцене, поскольку они, когда умолкают, просто здесь не присутствуют. Я создаю, так сказать, то расползающуюся, просвечивающую насквозь, то плотную, непрозрачную ткань текста, и любой режиссер может и имеет право вырезать из нее свой кусок. Обратная связь с читателем у меня есть, мне пишут письма, а вот с литературной критикой у меня нет никакой связи, рецензенты меня, за редкими исключениями, просто не понимают. Порой мне кажется, что я — автор, которого понимают литературоведы, они размышляют о том, как я работаю. Однако это идет не от меня самой, мне не хотелось бы быть автором только для литературоведов. Но вот литературные критики, как я считаю, меня на самом деле не воспринимают.

Также много о своем творчестве, о языке и его деконструкции, Австрии. Например, о первом романе:
Мой роман «Мы всего лишь приманка, бэби!» является одним из немногих, пожалуй даже первым из немецкоязычных поп-романов, в котором находит отражение стилистика «Битлз», «Ролинг Стоунз», телесериалов, комиксов и тому подобного. (на русском "Мы пестрые бабочки, детка!")

CLOCK про Елинек: Пианистка [Die Klavierspielerin] (Современная проза) 07 03
Книга, каждая страница которой, оставляет липкое ощущение гадливости. Как будто застаешь сумасшедшего за чем-то непристойным. То есть ты понимаешь, что он сумасшедший и нормы морали на него не распространяются, но все равно крайне противно.
Вот что-то подобное я испытала при прочтении.

neisss про Елинек: Пианистка [Die Klavierspielerin] (Современная проза) 08 01
Нобелевский комитет сошёл с ума, давая премию за ЭТО. Честно пыталась найти в книге что-то ценное, вечное, поучительное. Не смогла. Героиня с нездоровой психикой, её мать такой же монстр, люди описаны как толпа грязных животных. Сплошной изврат. И сама книга, сплошная метафора, метафоры на метафору, как липкая паутина заворачивает в кокон, из которого не видно ничего. Из-за этих нагромождений метафор и отсутствия диалогов довольно часто напрочь терялась нить повествования. Приходилось возвращаться к началу абзаца, что бы освежить память. Несколько раз бросить хотела, но раз впряглась... Ни за что не вернусь к этому автору, заработала стойкое отвращение.

golma1 про Шлинк: Возвращение [Die Heimkehr] (Современная проза) 02 10
Шлинк во всей красе - с психологическими размышлениями, историческими аллюзиями (разной глубины), философскими теориями и, конечно, любовью.
Отличный перевод, но при наличии выбора следует, конечно, предпочесть оригинал.

JayK про Елинек: Похоть [Lust ru] (Современная проза, Эротика, Порно) 29 06
Пришел по ссылке от телегина, мне во что интересно, ну почему каждый чудак на букву "м" называет себя "крупнейшим", "самым гонимым, неудобным", и вообще "непризнанным, ниче вы тупицы в декадентском постмодернистском бреде не понимаете". Да куды же нам, людям приземленным, отягощенным логикой и каким никаким чувством гармонии понять страдания "пикассо от литературы" рисующих свои "шедевры" на чистом холсте методом выпрыска из анального отверстия разноцветного содержания клизмы...
Не читал ессно, но аннотация, где описываются глубочайшие терзания ГГ доставляет:)))

alisa_nekarenina про Елинек: Пианистка [Die Klavierspielerin] (Современная проза) 17 06
Потрсающий роман. О том, что внутри, о том, что суть, что движет. О страхе, желании, тщеславии. Очень точно, хотя если воспринимать буквально, как сюжетную линию, можно только всех "персонажей" заклеймить и в психушку. Но все герои - это альтер эго (не даром Вальтер) отдной страдающей среди них души. Мало кто в своей "душевной анатомии" так копатьсz отважится. Здесь - подробный и реалистичный атлас. Часто шокирует глаз то, что находится под кожей.

Paul von Sokolovski про Елинек: Похоть [Lust ru] (Современная проза, Эротика, Порно) 17 05
Может, виноват переводчик? Ну, нечитаемо, право слово! Словоизвержение больного мозга...

sibkron про Елинек: В стороне. Нобелевская лекция (Публицистика, Литературоведение, Эссе, очерк, этюд, набросок) 06 10
У Варгаса Льосы и Льюиса Синклера все равно сильнее, хотя Елинек в поэтичности не откажешь.

Emirhanova про Елинек: Пианистка [Die Klavierspielerin] (Современная проза) 05 09
Красивым языком описано сплошное сумасшествие. Мне показалось, что Елинек стебётся не только над клиническим случаем Эрики, ее мамаши и Вальтера, но и над любым даже мимолетным персонажем. Может поэтому, я воспринимаю книгу не как жестокое и драматическое повествование, а как искусно написанное высмеивание идиотов.

MissAlone про Елинек: Пианистка [Die Klavierspielerin] (Современная проза) 04 02
Аннотация звучит превликательней чем сама книга.

Lilena про Елинек: Пианистка [Die Klavierspielerin] (Современная проза) 04 02
жесткая книга и жеткй фильм. не знаю можно ли это любить, но впечатления остаютя незабываемые.
To: Orlica1 - мне по сюжету фильма как-то подозревалось, что Эрика о ... ну скажем, средне-стандартной половой жизни имеет смутное впечатление, как выпускница смольного, от этой "возвышенности" и некоторые сложности в любви. А за людьми она наблюдала, что бы разобраться... как там у людей-то.

Life_is_good про Елинек: Пианистка [Die Klavierspielerin] (Современная проза) 03 02
Книга жестокая, переворачивает многие представления. Очень четко начинаешь понимать "жертв родительского воспитания ". После прочтения остаешься с кучей сложной и тяжелой информации, которую уже забыть не в состоянии, а нужно обязательно переварить. Вообще Елинек пишет прозу трудночитаемую, тяжеловесную, сквозь которую приходится продираться, как сквозь чащу леса. Но прочтение стоит этих усилий.

orlica1 про Елинек: Пианистка [Die Klavierspielerin] (Современная проза) 13 01
Lilena, я же про что и говорю. Совершенно смутное представление о сексе, поэтому такое любопытство, поэтому такая жажда познаний и думаю именно из-а увиденного так проявляется ее любовь. она готова отдать все. Этот мальчик может получить не только ее сердце, но и ее кровь, легкие, кишки и почки. Это к вопросу о плоти. Какая страсть овладела пианисткой! Это сжигает до тла...

Tanja45 про Елинек: Любовницы [Die Liebhaberinnen] (Современная проза) 05 08
Этот роман - антидот к любовному, сентиментальному роману, контрапункт c жизнерадостными историями успеха и карьеры. Брезгливое изучение под микроскопом жизни персонажей, дневник о поведении лабораторных крыс. Роман-пощечина, вызывающий отторжение описанного писателем мироустройства, доведенному в описании этом до апогея, почти до абсурда; при этом писатель умудрилась удержаться на грани полной достоверности, т.е. это самое "почти" ни на минуту не расходится с реальной жизнью.
Утрированно благостное начало, "райский пейзаж" альпийской провинции, а после - вдруг и резко - холодные сухие "телеграфные" фразы, без дополнений и красивостей, напоминающие описание хирургической операции. Четкий ритм и аллитерация, нарочитая упрощенность языка до искусственной убогости, подчеркнутая безэмоциональность повествования. Неопримитивизм - как инструмент и экспрессионизм - как результат.
И это как раз тот случай, когда по отрывку нельзя судить о произведении. Мало того, читать это (если читать) нужно не прерываясь, одним глотком, как слушать музыкальную пьесу. Вещь очень сильная, многосмысловая и жестокая. Но выражение "удовольствие от прочтения" сюда не то чтобы непригодно, а просто-таки совершенно противопоказано. Лично я едва ли стану читать что-то еще этого автора. По-крайней мере, нескоро. Может быть потом.

X